Мнения

Сергей ЛАВРЕНТЬЕВ Трава у дома

Печать

22 июня 2021 года

 

На даче каждый может быть собой: мужчина и женщина, старый и малый. Чувствовать, думать и, в основном, делать что хочет. Как говорил один персонаж из пьесы Максима Горького «Дачники», «дачная жизнь хороша именно своей бесцеремонностью».

На даче — никаких тебе соседей, верхних и нижних. Сверху только звезды, а снизу — трава. Которую, правда, нужно косить. И вот здесь обнаруживается, что про соседей мы погорячились, совсем без них тоже нельзя. Участок справа — сосед, другой сосед слева, потом будет заброшенный, дальше хозяйство ведет Ирина, за ней Веремеевы… И так до самого леса.

Садовое товарищество живет по заведенным правилом, одно из которых гласит: садоводом можешь ты не быть, а траву на своем участке скосить обязан. Иначе ветер разносет семена сорняков по всей территории. Или, когда трава уже высохла, возникает пожарная опасность. Словом, как говорил незабвенный Виктор Степанович Черномырдин, это надо, потому что это нужно.

В первые дачные годы мы косили обычной ручной косой — вжик-вжик. И все наши соседи косили так же. Я не помню, откуда мне досталась коса, но она была прочной, сталь острой, рукоятка удобной, в нужном месте и под правильным углом крепилась к косовищу. Да, я забыл сказать, что электричества в нашем садовом товариществе не было. Поэтому чай я кипятил на щепках (позже в самоваре), а доски пилил ножовкой и шурупы ввинчивал отверткой. Все вокруг радовало глаз: и тропинка, и лесок, в поле каждый колосок.

Потом мы сбросились, купили трансформатор, столбы, провели свет. В окнах домиков зажглись лампочки. Но еще года три нас окружала тишина, где-то стучал молоток, свистела синица, барабанил по крыше дождь. Эх, сами мы не понимали своего счастья.

Кончилась тишина резко, и связано это было даже не с электрификацией, а скорее, с появлением в магазинах всяких инструментов. Одни из них работали на бензине, другие питались от аккумуляторов. Народ сначала приглядывался, потом накупил мотоблоков, триммеров, бензопил и прочих механизмов.
Теперь на даче жить стало лучше, жить стало веселей. Сосед Иван Семенович первым делом, как только приезжает в апреле, пристально всматривается во вверенное ему пространство. Пока все тихо. Из земли показываются первые хлипкие признаки травы. Даль еще светла, и дух томится. Копать и косить еще рано. Можно, конечно, разломать, а потом обратно поставить забор или десятый раз обить вагонкой дом, но все это радости уже не добавляет, а еще и лишняя трата средств, что в условиях пандемии — непозволительная роскошь. Другое дело, когда появляется трава!

Еще утро, но уже, слышь? Загудел чей-то триммер. Электрический гудит не так сильно, от бензинового звук мощней. К одному косцу скоро присоединяется другой. Сначала на механический шум не обращаешь внимания, потом он проникает в уши, заполняет мозг, вызывает раздражение.

Мой Иван Семенович не остановился на триммере, а приобрел целую газонокосилку. Это ревущий зверь на колесах. Он не умолкает по два-три дня подряд. Вот скажите, что можно косить три дня на участке в двенадцать соток? Однажды я заглянул к соседу и увидел голую коричневую землю без единой травинки. Но его это не смущало. Ему нравился сам процесс, он был готов утюжить свой участок с утра до вечера.

Чу, где-то близко заработала «болгарка». Это другой сосед, Валера, ставит забор. Сегодня он пилит для него металлические уголки. Скрежещущий противный звук ввинчивается в висок, как пуля. Гудят погружные насосы, за деревьями завыла циркулярная пила. Наверное, Евгений Михайлович пилит доски, он задумал строить беседку. И не поймешь теперь, что вокруг — заводской цех или строительная площадка. Только не дача, не место для отдыха.

С ранней весны до поздней осени над нашими сотками ревут моторы — справа, слева, сбоку, вблизи и вдали. Синицы больше не свищут в кустах, им стало неуютно в нашем механизированном мирке. Птицам тоже нужно немного тишины.